?

Log in

No account? Create an account
Оригинал взят у chingizid в Донкихотство как выгодная долгосрочная стратегия
Зырьте, чо получается.

1. В детстве мы вынуждены быть идеалистами - просто вследствие нехватки информации об окружающем мире. Все лакуны мы заполняем самостоятельно. И, естественным образом, заполняем их так, чтобы результат нравился нам. В итоге, получаем идеалистическую картину мира, более-менее устраивающую нас, особенно в местах самостоятельно заполненных лакун.
(Тут следует уточнить, что идеалистическая картина мира вовсе не обязательно предлагает всеобщую доброту, рыцарство и прочий сказочный героизм с хорошим концом. Она вполне может предполагать возможность счастливо бездельничать, поедая бутерброды! Мало ли кто как представляет себе идеальный гармоничный мир, в котором хочется жить.)

2. Всякое взросление почти неизбежно сопровождается увеличением объёма информации об окружающем мире и, почти неизбежным же крушением наших идеалов. Потому что какими бы умными детками мы ни росли, а додуматься до более-менее реалистичной картины мира шансов у нас немного. И случайное совпадение детских идеалов с истинным положением дел тоже, мягко говоря, маловероятно.

3. Можно сколько угодно объяснять сложности подросткового возраста биологически - дескать, в это время детям пора уходить из стада стаи и начинать самостоятельную жизнь. Однако наиболее интересная часть правды заключается в том, что именно в этом возрасте происходит крах идеализма, сопровождаемый как справедливым негодованием по поводу взрослых, умудрившихся так хуёво всё устроить, так и естественным желанием построить свою прекрасную реальность с блэкджеком и феями. Или вампирами. Кому чего.

4. Построить свою прекрасную реальность человеку оказывается слабО. Это нормально вообще - обнаружить, что хрен ты её сам себе построишь. И существующую не отменишь. Такая беда.

5. Суицид (быстрый или медленное саморазрушение, кому как больше по сердцу) - самая честная реакция на крушение идеалов. Но люди довольно редко бывают настолько честны, поэтому большинство выходит из этого кризиса живыми. И тут встаёт самый интересный вопрос: что дальше?

6. Вопрос интересный, но ответы на него довольно однообразны. Большинство переживших крушение идеализма выбирает сдаться и перейти на сторону врага. То есть, стать естественной, органичной частью той самой реальности, об которую расхуячились их идеалы. Зоологический инстинкт самосохранения подсказывает, что так больше шансов выжить, дать потомство и выкормить его.
Это, кстати, правда. Действительно гораздо больше.

7. Штука в том, что каждый человек знает, что идеалы (любые, самые дурацкие, но идеалы) - это хорошо. А отказ от них - плохо. Но "знает" не означает "осознаёт". С осознанием этого факта (и вообще с осознанием) у уважаемого человечества на данном этапе развития довольно хреново обстоят дела. Поэтому недовольство своим поражением и переходом на сторону противника остаётся неосознаваемой внутренней болью, которая не мешает сладко питаться, активно размножаться и откусывать головы потенциальным конкурентам, но при этом постепенно разрушает психику и вообще не даёт жить.

8. Потому что идеалы - это область духа. Следствие нашей активной коммуникации с ним. Наши идеалистические представления - это личные письма, написанные духом для каждого из нас. На непонятном, конечно, языке написанные, окончательно превращённые в бред сивой кобылы нашей неумелой интерпретацией, но изначально содержавшие смысл, важный для нас, как само бессмертие. Потому что он и есть бессмертие, этот смысл. И от неправильной интерпретации никуда не девается, просто отступает на задний план. Но остаётся с нами.

9. И крушение идеалов при столкновении с реальностью выглядит как капитуляция бессмертного духа перед интертной смертной материей. То, чего быть не должно и вообще не может. Но оно случилось! С нами, не с кем-нибудь. Мы стали свидетелями и даже деятельными участниками этого поражения. Так крушение идеалов превращается в трагедию богооставленности. И принимая реальность такой, каковой она нам кажется (потому что разобраться, какова она есть, ни одному человеку инструментария, в смысле, восприятия не дали), соглашаясь играть на таких условиях, мы как бы одновременно подписываемся под актом капитуляции.

10. И остаёмся в руинах рухнувшего смысла. Нам, строго говоря, пиздец.

11. В этом состоянии пиздеца человек способен питаться и размножаться, и даже по мере сил бороться за повышение качества этих приятных процессов, не вопрос. Поэтому ему довольно легко объяснять себе, что всё в порядке.

12. Но какое там, в жопу, "в порядке", когда бессмертный дух капитулировал при нашем участии. Хотя мы, конечно, этого не осознаём. И довольно редко рассуждаем в таких категориях.

13. Но на бессознательном уровне всем ясно, что пиздец.

14. Самое разумное, что можно сделать, оказавшись в руинах - это начать отстраивать разрушенное заново. С учётом наработанного опыта, конечно. Но это должно быть настоящее здание смысла, а не имитация его. Настоящий первосортный идеализм, настоящие идеальные идеалы - как мы их себе представляем.

15. Плюс тут такой, что строить можно действительно по своему вкусу. То, что подходит нам. А чтобы определиться с чертежами, придётся достать и заново расшифровать те письма, которые мы когда-то получали, ни хрена не поняли и всё перепутали, но держали их в руках, и теперь держим снова, а это главное.

16. Трудность в том, что отстроив заново свой идеализм, придётся жить так, словно он - единственная правда. Потому что он и есть правда, когда подтверждён - делом, не разговорами. Поступками, образом жизни, а не болтовнёй. Иными словами, когда мы решили, что в нашем идеальном мире ветряные мельницы - это злые великаны, нам придётся кидаться на них с копьём всякий раз, когда они покажутся на горизонте. Потому что честное действие - единственный раствор, на котором может держаться созданный нами мир.

17. Шансов выжить при таком раскладе у нас, будем честны, не очень много. Но они есть. Иначе некому было бы это всё писать. А я пишу.

18. Такое безумное и непрактичное поведение имеет смысл ровно по одной причине. Богооставленность лечится только решением жить так, словно Бог никогда тебя не оставлял. И вообще никого. Верить не обязательно, обязательно знать. Ну или просто действовать так, словно мы знаем. Потому что мы действительно знаем, даже если не осознаём. "Не осознаём" - это временное состояние, пройдёт.

19. Пока мы живём так, как будто Бог есть и с нами, он есть и с нами. Пока мы живём так, словно дух победил, он победил. Пока мы делаем ставку на бессмертие, мы бессмертны. Даже если в начальных условиях задачи это было не так.

20. Реальность создаётся созидательной волей. То есть, целым хором созидательных воль. Очень трудно противостоять целому хору. Но тут ничего не поделаешь, надо противостоять. Потому что осознанный и осмысленный идеализм - единственный путь к торжеству духа и бессмертия здесь, на этой прекрасной земле.

21. Отступать некуда, позади Мировая Бездна. Поэтому хрен мы отступим. И именно поэтому всё будет хорошо.

22. Уже так есть.

письмо тринадцатое

Оригинал взят у pristalnaya в письмо тринадцатое
Волшебство откровений, Катя, в том, что они не делают нас счастливыми. Они нас просто делают. Они меняют какой-то молекулярный состав в наших оболочках, смещают наши внутренние диоптрии таким образом, что вопрос счастья больше не кажется первостепенным.
В детстве я не умела играть в куклы (равно, как и в дочки-матери). Я старательно наряжала кукол, делала им причёски, придумывала имена и характеры, потом строила кукольный дом, обустраивала его, украшала и улучшала. И вот, когда всё, наконец, было готово для игры, я теряла к ней интерес, Катя. Потому что не понимала, во что тут дальше играть.
Возможно, поэтому я как-то безотчётно всегда любила праздники. И Новый год, в частности. Когда нужно убрать дом, нарядить ёлку, выбрать и упаковать подарки... Вся эта суета и подготовка занимала меня гораздо больше, чем сами торжества и празднества.

Один мой друг рассказывал мне, как строил свой бизнес, как отлаживал всю эту махину, организовывал процесс. И как ему вдруг стало скучно, когда всё, наконец, закрутилось и вошло в размеренную фазу.
Катя, надо ли говорить, что многие так строят отношения. Да что там, я сама их так строила неоднократно. Идеализированный союз со всеми присущими ему надстройками и условностями. Все персонажи прошли кастинг, прочли сценарий, даже отчасти разучили роли.
А кино совсем не про это!
Это провал, Катя, это крах всей режиссуры. И проще подправить сценарий и сменить актёрский состав, чем признать это.

Нельзя осуществить реальность, которая бы нас удовлетворила. Придумать можно, Катя, а осуществить нельзя. Это похоже на работу художника-декоратора. Он создаёт некий иллюзорный мир, внутри которого сам жить не будет.
Мы, вообще, не умеем жить внутри того, что создаём. Мы не умеем проживать свою жизнь, мы умеем только всё время её "налаживать"! Мы верим, что всё наладится, когда мы найдём партнёра, когда получим хорошую работу, когда у нас будет жильё, когда мы купим машину, когда заведём детей... Всё обязательно наладится, когда мы выучим иностранный язык, съедемся, разъедемся, разведёмся, похудеем... Когда бросим курить, сменим страну, вылечим зубы и гастрит, запишемся в тренажёрку... Это бесконечная история, Катя!
Ничего никогда не наладится!
Мы сами меняем морковки у себя перед носом, потому что нам нравится рассматривать картинки нашего будущего благополучия. А жить с тем, что имеем, нам не нравится. Мы не хотим и не умеем. А в будущем нет благополучия. Там, вообще, пока ничего нет!

В детстве мне нравились все слова, которые легко рифмуются. Чем дальше, тем всё более сложных форм требовал ум и вкус. И это касалось всего, Катя! Простая красота уже не могла конкурировать с уникальностью, лёгкость с изысканностью. В какой-то момент понимаешь, что многие процессы необратимы. И тогда хочется вернуться.
А некуда, Катя, некуда.
В какой бы точке своей жизни мы ни находились, нам некуда возвращаться. Мне очень долго не давалось это понимание.
Представь себе человека, который ушёл надолго в плавание.
Дома его ждут, и он собирается вернуться.
Но ждут его не в прошлом, Катя! Это парадокс. Тем более, что для самого человека возвращение домой, вообще, находится в будущем! Хитрость в том, что ни у прошлого, ни у будущего нет собственной реальности. Всё происходит сейчас, сиюминутно. Невозможно вырваться из текущего момента. Но это именно то, что мы всё время пытаемся делать.

Мне повезло, Катя, я стала видеть красоту там, где раньше и не подумала бы её искать. Раньше мне хотелось видеть вокруг себя только всё совершенное, идеальное, абсолютное... Хотелось самой быть идеальной.
Теперь всё оказалось слишком просто.
Мы идеальны. Мы совершенны. Любой из нас, Катя. Совершенно всё вокруг, идеально. Всё такое, каким и должно быть.
Главное, чему стоит научиться, так это бессмертию в каждом отрезке времени. Раньше я жила так, словно между прошлым и будущим, вообще, ничего нет. Настоящий момент был похож на сложенный веер, по обе стороны которого текло время.
И вот сейчас его вдруг развернули!
У меня ещё не до конца развилось правильное зрение, чтобы рассматривать все тончайшие узоры на нём. И если учесть, что время - понятие относительное, то это даже не вопрос времени.
Чтобы видеть, достаточно просто смотреть.
Чтобы быть живым, достаточно просто быть живым.

____________________________
фото Жени Писаренко

Визит к Посреднику

Оригинал взят у nataly_lenskaya в Визит к Посреднику
Вот не думала, что пойдет к Посреднику... кем? Клиенткой? Пациенткой? Кто все эти женщины, которых Посредник целует в лоб и отпускает здоровыми? Как их назвать?

Фея идет к Посреднику.
Главное, что рассказывать-то вроде бы и нечего. Мир не изменился, правила — те же, нарушать их — по-прежнему не стоит, дракон есть дракон, а чужие дела — есть чужие дела.
О чем спрашивать Посредника, если с ним имеет смысл говорить лишь про личное, а личного у Феи давно нет?

дальше...Collapse )

(с) Бруно Ферреро

Оригинал взят у pristalnaya в (с) Бруно Ферреро
То, что нам говорили, когда мы были детьми:

Не беги; иди медленно; быстро; ешь всё; мой руки; чисть зубы; молчи; говори; извинись; поздоровайся; иди сюда; отстань от меня; иди играть; не мешай; не беги; смотри, а то упадёшь; тем хуже для тебя; ты не умеешь; ты маленький; я сам сделаю; ты уже большой; иди спать; вставай, уже поздно; я работаю; играй сам; оденься; не стой на солнце; иди на солнце; не разговаривай с полным ртом...

То, что мы хотели бы услышать:

Люблю тебя; ты красивый; я счастлив, что ты у меня есть; поговорим о тебе; как себя чувствуешь? боишься? почему не хочешь? ты очень славный; хороший; расскажи, что ты чувствовал; ты - счастлив? мне приятно, когда ты смеёшься; плачь, если хочешь; говори то, что хочешь; почему страдаешь? что тебе не нравится? доверяю тебе; мне здорово с тобой; хочу разговаривать с тобой; мне интересно слушать тебя; ты нравишься мне такой, как есть; хорошо быть вместе; скажи, если я ошибаюсь...

Вокруг тебя много людей, что ждут слов, которые хотели бы услышать...

Нервно дёргая ручку своей сумочки, одна дама сказала: "Знаю, что мой муж умеет быть нежным и сердечным. Он всегда такой с нашей собакой".

Оригинал взят у nafanko в Современные музыкальные инструменты
Я завидую будущему поколению, завидую детям своих и детям ваших детей. У них будет выбор.

Они смогут пойти в такую музыкальную школу:



Даже сейчас, когда права и свободы достигли своего апогея, школа музыки застряла в 19 веке. Нас заставляют разучивать и играть никому не нужное, старомодное говно. Когда я ходил в музыкальную школу, я бросил её на самом интересном, третьем году обучения — в пик разгара этой ахинеи: «Вивальди, Адажио, Аллегро, Анданте» и пр. На мои просьбы играть что-нибудь современное на моих уроках, за которые я плачу деньги, получал суровый отпор и уличение в посягательстве на какую-то культуру.



А потом мы удивляемся, что народные инструменты попадают в «красную книгу» музыкальных инструментов, а обвиняем во всём современность, потакая всеобщей лирике: «да, молодёжь нынче не та». Глупости.

Я завидую детям своих и детям ваших детей. У них будет выбор.

post

Оригинал взят у kot_de_azur в post
Оригинал взят у homo_nudus в Из дневников отца Александра Шмемана

Вторник, 12 октября 1976

Встречи, разговоры, звонки. Мне надоело жаловаться самому себе, но факт остается фактом. В этой постоянной спешке, в этом, сто раз в день, повторяемом вопросе секретарши: "Father, when can you see…?" ["Отче, когда Вы можете принять…?" (англ.)] – никакая работа невозможна. А все попытки найти выход – бесплодны. That's the way it is [Так оно есть на самом деле (англ.)]. Евангелие сегодня (Мученикам): "Терпением вашим спасайте души ваши" [Лк.21:19].

Ясные, лучезарные, холодные осенние дни.

Начало "ложной религии" – неумение радоваться, вернее – отказ от радости. Между тем радость потому так абсолютно важна, что она есть несомненный плод ощущения Божьего присутствия. Нельзя знать, что Бог есть, и не радоваться. И только по отношению к ней – правильны, подлинны, плодотворны и страх Божий, и раскаяние, и смирение. Вне этой радости – они легко становятся "демоническими", извращением на глубине самого религиозного опыта. Религия страха. Религия псевдосмирения. Религия вины: все это соблазны, все это "прелесть". Но до чего же она сильна не только в мире, но и внутри Церкви… И почему-то у "религиозных" людей радость всегда под подозрением. Первое, главное, источник всего: "Да возрадуется душа моя о Господе…" [Пс.34:9]. Страх греха не спасает от греха. Радость о Господе спасает.

Чувство вины, морализм не "освобождают" от мира и его соблазнов. Радость – основа свободы, в которой мы призваны "стоять" [См. Гал.5:1]. Где, как, когда извратилась, замутилась эта "тональность" христианства или, лучше сказать, где, как и почему стали христиане "глохнуть" к ней? Как, когда и почему вместо того, чтобы отпускать измученных на свободу, Церковь стала садистически их запугивать и стращать?

И вот идут и идут за советом (сегодня – с 7.30 утра, а сейчас десять: исповедь, разговор, разговор, разговор – итого четыре человека с проблемами, не считая просьб о встречах на будущее). И какая-то слабость или ложный стыд мешают сказать каждому: "Никаких советов у меня нет. Есть только слабая, колеблющаяся, но для меня несомненная радость. Хотите?" Не хотят. Хотят разговоров о "проблемах" и болтовни о том, как их "разрешать". Нет, не было большей победы диавола в мире, чем эта "психологизация религии". Доказательство: все что угодно есть в психологии, одно в ней абсолютно невозможно, немыслимо и недопустимо: радость.

Японские цитаты

Оригинал взят у kot_de_azur в Японские цитаты
Японские изречения


Прочти свою цитату!